среда, 6 мая 2020 г.

Пятигорские черкесы есть карачаевцы

Ахмад Салпагаров февраль 2020г
Пятигорские черкасы в исторических документах и картах идентифицированы как карачаевцы (балкарцы),
но 70 лет назад пятигорских черкас приписали к адыгам.
Фрагмент карты Энтони Дженкинсона 1562г. между Азовским и Каспийским морями, реками Дон и Волга размещены CHIRKASSI PETIGORSKI. Некоторые средневековые авторы объединяли пятигорских (горских) черкас т.е. карачаевцев и балкарцев с донскими, волжскими черкасами то есть с ногайско-казахскими и русскими черкасами. 
(полноразмерную карту см. в прил.1)
1. Предисловие или 
почему пятигорские черкесы стали адыгами
Наша статья посвящена разоблачению 70-летней фальсификации по переписыванию пятигорских черкас (черкесов) в адыгов, поддерживаемой усилиями трех совковых научно-исследовательских институтов из Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгеи. Статья является логическим продолжением предыдущей принципиальной статьи разоблачившей 90 летнюю фальсификацию по переписыванию основополагающей тюрко-кабардинской знати в адыгов
От пятигорских черкас в 13-14 веках, отпочковалась часть черкасов, переселившиеся в район Курска, а позже влившиеся в днепровское и донское казачество. Поэтому история пятигорских черкас интересна и важна не только тюркским народам, но и донским и днепровским казакам-черкасам, а также жителям городов Черкасы, Новочеркасска и 38 сёлам России и Украины с названием Черкас от Урала и до Западной Украины.
Вспомним факт из советского прошлого, который объяснит причины переписывания пятигорских черкас в адыгов. В Карачаево-Черкесской автономной области (КЧАО) полвека, с 1957 по 2008года просуществовал Адыге-Хабльском район, в котором во время переписей фиксировались ногайское этническое большинство от 32% и до 40% от всего населения района. В то же время, адыго-черкесы Адыге-хабльского района составляли меньшинство от 19% до 18%. Но тем не менее район проживания ногайского большинства с 1957г по 2008г назывался именем адыгского этнического меньшинства- Адыге-Хабльским районом. И только в 2008г с преобразованием КЧАО в Карачаево-Черкесскую Республику на месте проживания ногайского большинства удалось создать Ногайский район. И одного этого факта достаточно, чтобы понять в каком привилегированном положении в советский период находились адыги по сравнению со своими соседями ногайцами и карачаевцами-балкарцами. И этот простой пример показывает в чью пользу писали историю прошлых поколений Кавказа, если при живых ногайцах, двухкратно превосходящих адыгов, район проживания ногайцев десятилетиями назывался Адыге-Хабльским! (см.переписи населения здесь) [1] 
Не намного лучше было положение карачаевцев-балкарцев. В связи с преступной сталинской "высылкой навечно", ликвидацией автономий и научно-исследовательских институтов (НИИ), карачаево-балкарскую историю и культуру "законно" замалчивали или переписывали в пользу адыгов и осетин. В 1990 годах НИИ автономий переименовали в Карачаево-Черкесский (или Кабардино-Балкарский) Институт Гуманитарных исследований. На конец 2019г. в институте Гуманитарных исследований КЧР из 60 научных сотрудников института только 11 являлись карачаевцами. Прибавьте к этому, что директором Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований в советское и постсоветское время постоянно ставили адыго-черкеса, который и определял направление и содержание научных исследований. А еще, в двух подобных институтах Гуманитарных исследований в Республике Адыгея и Кабардино-Балкарии со штатом более 150 сотрудников тематику и направление исследований полностью определяют адыги.  Вот почему из среды трёх институтов гуманитарных исследований с общим число более 210 научных сотрудников, сидящих в теплых кабинетах и на зарплатах из народных денег, не появился ни один научный сотрудник, который бы за 29 лет после падения коммунистической власти рассказал бы народам Кавказа и черкасам-казакам историческую правду о пятигорских черкесах  и о тюрках-кабардинцах
Сталинско-советский период также был временем тотального замалчивания и искажения богатой казачьей истории. Казакам, подобно ногайцам и карачаевцам-балкарцам, также не повезло с изучением своей истории-нет у казаков собственных казачьих исследовательских институтов истории, нет казачьих кадров системно изучающих казачью историю и культуру. 
Однако, пришло время разоблачить один из старых анти-карачайбалкарских, анти-казачьих, анти-ногайских фальсификаций по переписыванию пятигорских черкас в адыгов, осуществленное в 1950-1963гг доктором исторических наук Кушевой Е.Н. и растиражированное современными фальсификаторами из псевдонаучных институтов Нальчика и Черкесска. 
Е.Н. Кушеева, выполняя сталинско-большевистский политический заказ, перевирая и скрывая факты, в своих монографиях и совместных трудах в «Кабардино-русские отношения в ХVI-ХVII вв. Документы и материалы, т.1» (Москва, 1957) и «Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. Вторая половина ХVI-30-е годы ХVII вв.» (Москва, 1963) переписала пятигорских черкас в пользу адыгов. 
В последнее десятилетие начали появляться научные и публицистические статьи независимых авторов, разоблачающие советские фальсификации черкесской истории, хотя некоторые из наших соседей все ещё пытаются сохранить совковые фальсификации. 
  • 1.В 2010г, по запросу адыгской "Международной Черкесской Ассоциации- МЧА", расположенной в Нальчике, специалист по Японии, профессор С.А. Арутюнов от имени РАН РФ выдал справку, что "Этноним Черкес и топоним Черкесия как обозначения народа и его страны на Северо-Кавказе появляются… с 13 века… В то же время местное население неизменно называло себя адыгэ". В ответ мы опубликовали 30 черкас-топонимов, расположенных от Урала и до Западной Украины предложив МЧА и С.А.Арутюнову из РАН доказать, что 30 черкас-топонимов образованы адыгами и заодно объяснить почему рядом с ними нет топонимов с адыгскими словами "адыгэ или шэрджэс". (Сайт с нашей статьей удален из инета, сохранившись частями в разных соцсетях и форумах, см. 30 черкас топонимов или статью на ok.ru , на vk.com Скоро повторно опубликуем ее.) 
  • 2.Пенсионер-студент А.Хаширов из Нальчика, целый год устраивает видеошоу на youtube, пытаясь карачаевца-черкеса Хилара Хачирова (Хаширова) первовосходителя на Эльбрус переписать в адыга, игнорируя факт того, что Хилара и его карачаевских спутников два академика А. Купфер и Э.Ленц называли черкесами и что карачаевские черкасы есть древние жители Пятигорья.
Перейдем теперь к историческим документам. Н.М. Карамзин сообщает:  "Болтинъ пишетъ, что жители Ахматовыхъ слободъ были Черкасы и назывались Казаками; что они бежали къ Баскаку въ Каневъ и построили городокъ Черкаскъ" [2] (Прим.от А.С., Ахматова слобода находилась рядом с нынешним городом Рыльск Курской области)
Казахский историк начала 20в. М.Тынышпаев на основе трудов Карамзина, уточняет подробности появления черкас в "слободе Ахматовых и в.Черкас": "При грозном удельном хане Ногае, в 1282 году монгольский баскак Курского княжества призвал черкес из Беш-тау (район Пятигорска), поселил их вблизи г. Рыльска в слободе Ахматовке, причем эти черкесы называли себя казаками. Однако через несколько лет эти пришельцы, будучи изгнаны Курским князем Олегом, ушли на Днепр, на правом берегу которого построили осторожек Черкасск, ныне г. Черкасы." [3] 
Тоже самое в статье о казахских шеркесах повторяет современный казахский историк А.Нурмагамбетов:"Во время знаменитого Ногай-хана были вызваны черкесы из Кавказа и они расположились около города Рыльск, сами себя назвали казахами (25) [4]  
Русский картограф Иван Ахматов, опираясь на данные Н.М.Карамзина, пятигорских черкас- казахов на карте первого русского атласа поместил на территории Балкарии, Дигории, Пятигорья и частично Карачая (см. п.4 ниже). Современные историки соглашаются с утверждением Н.М.Карамзина о первоначальном происхождении русских и украинских черкас-казаков от пятигорских черкасов. 


2.Первое русское упоминание
 этнического происхождения пятигорских черкас
Первое указание на этническое происхождение пятигорских черкас появилось в русских источниках в 1613г. или в 1643г. 
(Прим.от А.С., отписка воеводы расположено в фонде 1643г., но в самой отписке указана дата 1613г.)
В "Отписке терского воеводы М. И. Волынского в Посольский приказ о приведении к шерти Казыевой Кабарды" записано: "И в Кабарде де, государь, карачаевские черкасы под Пятью горами...".  [5] 
скан фрагмента отписки воеводы М.И. Волынского

Фрагмент из отписки терского воеводы Волынского 1643 г. (Полный текст см. ниже в прил 3.)
"...Да с ними ж, государь, с Ондреем с товарыщи приехали ис Кабарды терской служилой юртовской татарин Тлевова табуна Тугагаева Чховайко да Муцал-мурзы Черкаского татаровя 2 человека, которых мы, холопи твои, посылали в Кабарду в провожатых с новокрещеном с Петрункою-Ондреевым. А в роспросе нам, холопем твоим, сказали, что де их на дороге на Куме реке на Можарском городище погромили донские казаки, лошедей отогнали и их всех побили, а новокрещена Петрунку взяли в полон жива и повезли с собою, а он де, Чю/л. 324/вайко, сам третей с того бою у них ушол в лес; и шли до Кабарды по Куме реке ночьми. И в Кабарде де, государь, под Пяти Горами взяли их карачаевские черкасы, а у тех де карачаевских черкас взял их Алегук-мурза Шагануков к себе в кабаки и держал у себя. И как де, государь, приехали с Терка к Алегуке и к Ходождуке мурзам в кабаки сын боярской Ондрей Сенин да толмач Гришка Ортемьев, и он де, Алегука-мурза, с ними их отпустил на Терек...." [5]

2.1. Из отписки русского воеводы М. И. Волынского становится ясно, что кабардинцы "Казыевой Кабарды" располагались далеко от Пятигорья, в районе между рекой Сунжа и русской крепости-Терки у устья реки Терек! Но Пятигорская Кабарда это совсем другой район, удаленная от Казыевой Кабарды на 250-300 км. Населена Пятигорская Кабарда, согласно М.Волынского, карачаевскими черкасами, которые пленили "Чховайко" с товарищами, убежавшими от напавших на них в Маджарах донских казаков в сторону Пятигорья
Лже-историки, переписывающие пятигорских черкас в адыгов, не могут представить упоминания в русских источниках 16-17-18 веков, в котором пятигорские черкесы и Пятигорская Кабарда  идентифицировалась бы как "адыгские черкасы" или "адыгские жители Кабарды" подобно тому как они идентифицированы "в Кабарде,...под Пятью горами ...карачаевские черкасы". [5] 
Более того,мы ниже представим французскую, голландскую, русскую, османскую карты 18-19веков, на которых территория проживания карачаевцев-балкарцев отмечена как страна или земля кара-черкесов (горских черкесов). 
Но жалкие фальсификаторы присваивающие тюрко-черкесскую историю, имя и культуру до сих не могут представить не то, чтобы земля или страна пятигорских черкесов была бы отмечена как адыгская, но даже не могут представить исторические карты на которых территория исторического проживания адыгов между турецким Геленджиком, алано-убыхским Сочи и ногайским районом Майкоп была бы отмечена словом адыги или черкесы!! 

2.2. Воевода М.И.Волынский обозначил князей и другое свободное сословие Казыевой Кабарды не адыгским сословными титулами "пши и уорк", а ногайско-карачаевскими титулами "мурза и узден". Но известно, что сословные названия такая же этническая метка, как и язык, ибо сословия формируются в ходе длительного исторического процесса в каждом народе со своими собственными названиями.  Например, никто не спутает в каком народе были ханы или цари. И поэтому, известно, что "мурза" был ногайским, золото-ордынским дворянским титулом, а "узден" есть сословный титул свободного гражданина ногайского, карачаево-балкарского, кумыкского обществ в отличии от "къул"- раб или крепостной. Кроме этого в тексте несколько раз встречается упоминание о принятии присяги кабардинскими князьями посредством клятвы на Коране, что опять таки указывает на их мусульманство в 1613-1643гг, то есть на их золото-ордынское ногайское происхождение в отличии от адыгов, которых  Ксаверио Главани еще в 1724г. описывал как язычников. [6]

2.3. Вышеперечиленные ясные факты не помешали большевистскому лже-профессору Е.Н. Кушевой и ее современным последователям тиражировать фальсификации о "пятигорских черкасах адыгах". Более того Кушеева Е.Н. признавала,что ни в одном из документов XVI—XVII вв этноним «пятигорские черкасы» как самоназвание адыгов или наименование какой либо адыгской этногруппы не встречался, хотя область «Пять гор» упоминалась часто. [7]

Далее мы дадим краткие анонсы и ссылки на свои статьи, в которых даны исторические свидетельства и карты, показывающие проживание в прошлом карачаевцев (балкарцев) в районе Пятигорья и назывании их пятигорскими черкесами (черкасами).

3. Карачаево-балкарские топонимы и аулы в Пятигорье
Район Пятигорья географический центр Северного Кавказа со скифских времен населён предками карачаевцев-балкарцев и ногайцев и кумыков. Ко времени русского завоевания Кавказа названные народы продолжали жить отдельными или смешанными аулами в районе в Пятигорья. Данный тезис подтверждается в числе прочего и ногайско-кумыкскими йокающими и карачаево-балкарскими джокающими топонимами и гидронимами. В словах начинающихся на ДЖ (Джуца-Джутса) мы видим джокающее карачаево-балкарское произношение, а в словах начинающихся на Й (Юца-Йутса), мы видим ногайско-кумыкское произношение. Поэтому наследниками пятигорских черкас являются также ногайцы и кумыки. Однако мы не дифференцируя и не разделяя тюркские народы Кавказа, мы в данной статье ведем речь о пятигорских черкасах-карачаевцах(балкарцах), ибо много прямых указаний на связь карачаевцев с пятигорскими черкасами.

3.1. Гора Бештау-карачаево-балкарский ороним, по ногайски Бестау, по турецки Бешдаг, по адыгски пять-тху, гора-бгы. Поэтому Бештау именно карачаево-балкарский ороним. Но в адыгском "тху-бгы пять гор" нет даже близкого созвучия с сохранившимся названием Бештау. Русский топоним Пятигорье происходит от карачаево-балкарского названия горы Бештау-пять гор. Народ проживавший в районе Бештау и их страна по карачаевски назывались Беш тау эль, буквальный перевод "народ (или страна) Пятигорья".  Средневековый топоним Пятигорье в связи со сменой населения замещен современным названием  Кавминводы. В первых русских источниках карачаево-балкарское название Бештау Эль переводилось в своем древнем значении -Пятигорское государство. (Пятигорскому государству посвятим отдельную статью). В период Кавказской войны часть карачаевцев-балкарцев ушла в горы, часть погибла в 1804-1805г во время эпидемии второй чумы в Карачае и Балкарии. Но топоним Бештау эль был перенесен на территорию нынешней Балкарии. 
3.2. Гора Машук в названа честь карачаевского абрека Хубиева Машука.
3.3. Гора Джуца, речки Джуца-1 и Джуца-2, поселок Джуца являются карачаево-балкарскими топонимами джокающего произношения-Джутса. Рядом с ними расположены гора Юца, речка Юца, село Юца с ногайско-кумыкскими названиями йокающего произношения- Йутса.
3.4. Озеро Каррас в Иноземцево, в 5 км от горы Машук, немного искаженное от Кара Ас одного из экзоэтнонимов карачаевцев. Именно так в сохранившейся древней форме Харас, осетины называют карачаевцев, Харас (Хэрэс) от Хара Ас, т.е. большой Ас. У ногайцев сохранилась фамилия Карасовых.
3.5. Реки Кума и Подкумок  протекают через Пятигорье, соединяясь рядом с городом Георгиевск. Название рек происходит от общетюркского (карачаево-балкаро-ногайского) слова Кум (гум)-песок. В нижнем течении Кума протекает по границе между Дагестаном и Калмыкией через полупустынные песчаные районы. В карачаево-балкарском яз. река Кума-Гум, Подкумок-Гитче Гум, т.е. Малый Гум. Истоком Подкумка является район перевала Гум баши-Скалистого хребта по границе нынешних Карачаевского и Малокарачавского районов. Гум баши переводится как "верховья Кумы".  
3.6. Район Карачаевка- в прошлом располагался на месте проживания карачаевцев прямо под горой Машук в районе нынешнего Верхнего рынка в Пятигорске. Относительно горы Машук район Карачаевка и озеро Каррас расположены по обе стороны горы Машук.
3.7. В Пятигорье до 1810-1830гг находились аулы или кварталы карачаевских родов Аджиевых, Хубиевых (отделившихся от Хубиевых Машуковых и Быдтаевых), Байрамуковых, Байрамкуловых, Байчоровых и аланского рода Хандогиных. [8]
Более подробно по упомянутым темам отсылаем к своей статье 2013года "Районы Карачаевка и Аджи-Кабак» в Пятигорске" 

     4. Историческая карта 1831г. от Карамзина- Ахматова с обозначением территории Пятигорья и карачаевцев-балкарцев, дигорцев, как Казахия или Касогия в 15 веке, ныне страна Черкесов.
С учетом вышеперечисленных фактов неудивительно, что на разных исторических картах район Пятигорья (Кавминовод) включался в страну карачаевцев-балкарцев. Карта из первого русского атласа 1831г с обозначением черкесов на территории карачаевцев-балкарцев.
фрагмент карты №47 из первого русского атласа, изданного в 1831г. на которой показаны народы Золотой Орды и Московского княжества в начале 15 века. "Казахия или Касогия ныне страна Черкесов" размещены на территории проживания балкарцев-дигорцев и частично карачаевцев, включая район Кавминвод. Если бы Карамзин-Ахматов обозначенную на карте "Казахию или Касогию-ныне Страну Черкесов" отождествляли бы с адыгами, то они страну казахов-касогов-черкесов поместили бы в районе этнического проживания адыгов между турецким Геленджиком, убыхским Сочи и ногайским Майкопом. Адыги в 15 веке не жили на Центральном Кавказе и не жили под Кавказским хребтом в 1831г. Подробнее о карте в нашей статье. [9]
Карачаевцы-балкарцы под именем казах-черкесов 
на карте русского атласа 1831г


5. Французская 1723г и голландская карта 1743г,показывающая страну карачаевцев-черных черкас включающей в себя район Пятигорье
Отсылаем к своей статье 2014г. Страны Алан-Карачай Черкесы на карте 18 векав которой узнаете подробности по теме 
Фрагмент самой точной карты Кавказа 18 века французского картографа Гийома Делиля, составленного им в 1723г, используя сведения полученные им от русского царя Петра 1, грузинского князя Орбелиани, французских послов в Крымском ханстве и Персии. Повторно издана голландскими картографами в 1742г, позже и другими европейскими картографами. PETIGORIE включено в страну Caracioles ou Circasses Noirs (карачаевцев или чёрных черкас) подробнее о карте в нашей статье "Страны Алан-Карачай Черкесы на карте 18 века" [10]

6. Тип карачаевского дома у пятигорских черкесов
В 19 веке художник М.Поляков к поэме М.Лермонтова "Измаил-бей" 

сделал иллюстрацию черкесов Пятигорья с домом с земляной крышей, подобный карачаево-балкарскому срубному дому с земляной крышей на фоне двухглавой снежной горы, подобной Эльбрусу. Однако адыго-кабардинцы претендующие на пятигорских черкесов строили турлучные дома с соломенной крышей и были жителями равнин. Подробнее обо всем этом в нашей статье "Дом карачаевских черкесов Пятигорья на рисунке В.А.Полякова" [11] 









7. Карачеркесы или горские черкесы на территории балкарцев-карачаевцев на фрагменте османской карте начала 19 века.


Османская карта начала 19 века располагает кара-черкесов или они же горские черкесы на территории проживания карачаевцев-балкарцев, отдельно от Кабарды. Территория (№ 1), расположенная на водоразделе Кубани и Кумы-Терека со смещением в сторону Терека, между Кабардой (№2) и Сванетией (№4) обозначены как земли кара-черкесов-горских черкесов, в оригинале Kara Çerkes Yerleri- Dağ Çerkes Yerleri. Хотя на карте имеются неточности в обозначении притоков Кубани и Кумы, по расположение обозначенных народов между собой,соответсвует реальности начала 19 века и в общем согласуется с русской картой 1831г., составленной независимо друг от друга. Османская карта начала 19 века и русская карта И. Ахматова 1831г. независимо друг от друга располагают кара-черкесов (горских черкесов) на территории проживания карачаевцев-балкарцев. Османская карта и пояснительный текст были опубликованы на двух турецких сайтах, основанных потомками кавказских переселенцев. (подробнее о карте по ссылке). [12]


8. Озера Черкаскуль и Карачай на Урале
В Челябинской области на расстоянии в 60 км по прямой, недалеко друг от друга расположены два озера Черкас и Карачай. Прямой перевод от Черкаскуль- озеро Черкас
Расстояние между озерами
 Черкаскуль и Карачай
по дороге 88 км, по прямой 60 км
Данный факт не является прямым свидетельством того,что пятигорские черкесы являлись карачаевцами. Но в сочетании с другими фактами, нахождение рядом двух Черкас и Карачай гидронимов показывает,что черкас и карачай имеют крепкую взаимосвязь, встречающуюся даже за 2500км от Пятигорья. Укажем что район озер Черкаскуль и Карачай являлся северо-восточной границей исторического Башкортостана, который в 16 веке назывался Ногайская Башкирия. [13] Именно ногайцы являются связующим звеном между Пятигорьем и Южным Уралом. Вместе с тем карачаевцы(балкарцы) называют себя аланами (асами), а в составе ногайцев высока доля асских и аланских родов. [14]

9. Хорошай мурза Черкасский он же
 Борис Камбулатович Черкасский
В русской истории, во многих российских и советских энциклопедии зафиксирован Хорошай мурза Черкасский, он же при крещении принявший имя Борис, двоюродный брат Марии,ставшей женой Ивана Грозного. В статье "Черкасские" энциклопедия Брокгауза сообщает:
"Черкаccкие — княжеский род, ведущий начало от кабардинского владетеля Инала, происходившего от султанов египетских и умершего в 1453 г. Потомка его, "однородцы" с кабардинскими князьями Темрюковичами, по переезде в Россию, после завоевания Иоанном IV Астрахани, именовались князьями Черкасскими. Темрюк Идаров (праправнук Инала) отправил в Москву своего сына Салтанкула (умер в 1572 г.) ... и дочь Марию (умер в 1569 г.), которая была второй супругой Иоанна IV Грозного. Один из братьев Салтанкула, Хорошай-мурза, во св. крещении Борис Камбулатович
был женат на родной сестре патриарха Филарета Никитича, Марфе; пожалован в бояре и умер в 1601 г., в заточении на Белоозере" [15]
По распространённой версии, потомки Темрюка Айдарова получили русскую фамилию Черкасские из-за своего происхождения от пятигорских черкас. Имя Хорошай является руссифицированно ногайским произношением народа и страны Карачай. В ногайском и казахском языке вообще нет звука Ч и они в общетюркских словах вместо звука Ч произносят Ш и вместо Ш произносят С. Хотя переписчики пятигорских черкас в адыгов, с целью сокрытия происхождения имени Хорошай, примитивно лгут, пытаясь показать что Хорошай происходит от ногайского имени Карасай. Но в русском то языке нет правил перехода С в Ш, Карасай в Карашай! 
Титул "мурза" есть ногайский дворянский титул состоящий из арабского и персидского  слов, амир+заде=Мурза, сын амира (властителя). Имя Хорошай титул мурза показывают прямую связь Хорошай мурзы (Бориса) Черкасского с карачаевцами и ногайцами т.е. с пятигорскими черкасами. Более того, новое русское имя Карачая Черкасского - Борис производно от карачаевско-ногайского Барс-Барыс, являвшихся в древности одним из самоназваний предков карачаевцев-балкарцев идентичное с другим их самоназванием, с алан. Как видите здесь нет даже намека на адыгов. Но имена, титулы, фамилии, название рода Черкасских- всё указывает на карачаевцев (балкарцев) и ногайцев! Старший брат Марии Темрюковны Черкасской,жены Ивана Грозного носил балкарское имя Булгарук мурза, в современном виде это имя и фамилия Балкарук+овы, от исходного Болкарук.

Предварительные выводы:
Мы начали свое исследование цитатой от Карамзина, который писал, что переселённые из Кавказа в Ахматову слободу у г.Рыльска "Черкасы назывались Казаками". О прямой связи черкас с русскими казаками и черкешей с тюркскими казахами все знают. 
Но о прямой и очевидной связи пятигорских черкасов с карачаевцами (балкарцами) никто до сего дня не писал, ложно переписав пятигорских черкасов в адыгов. И мы исправили такую значительную ошибку российской и карачаево-балкарской истории! 
Карачаево-балкарские топонимы и гидронимы на Пятигорье в т.ч. район Карачаевка и Каррас, гора Машук названная в честь карачаевца Хубиева Машука, Джуца - одновременное название горы ,реки, села под Пятигорском, упоминания русского воеводы Волынского в 1613г.(1643г) о "карачаевских черкасах под Пятью горами", рисунки домов пятигорских черкас с земляными крышами как у карачаевцев, а также многочисленные исторические карты 18-19веков показывающие "черных черкас", "горских черкесов", "карачеркесов" именно в районе проживания карачаевцев-балкарцев  с включением Пятигорья и района рек Кума-Подкумок в страну карачаевцев не оставляют никаких шансов приписать пятигорских черкас к адыгам. 
Добавим,что у фальсификаторов нет ни одной исторической карты на которой не то,чтобы район Пятигорья был бы обозначен как район проживания адыгов, но даже нет карт с обозначением района бесспорно адыгского проживания в треугольнике между убыхским Сочи, турецким Геленджиком и ногайским Майкопом как район проживания черкесов.
Фальсификаторы истории пятигорских черкас и тюрко-черкесской истории скрывают, что в адыгском языке вообще нет слов черкес или черкешенка.  Адыги используют искаженное "шэрджэс" для обозначения двух этнонимов "черкес и черкешенка", где слово черкешенка производно не от черкес, а производно от имени казахских черкеш. Настоящие черкесы-черкеши были тюркской знатью адыгов, имя которых в 20 веке было официально закреплено большевиками за маленькой группой адыгов в 15 тыс.чел., поселённых на территории исторического Карачая в 1830-1840гг, для разделения карачаевцев и ногацев. Тюрко-черкесская знать и подвластное им адыгское население веками жили вместе мало смешиваясь между собой и сохраняя разное этническое сознание вплоть до начала 20 века, например, князья Черкасские имевшие многовековые отношения с русским царем не оставили ни одного свидетельства, что они адыги. Наоборот их имена, титулы, фамилии- все указывает на их карачаево-балкарское и ногайское происхождение.
Давно пора исправить это позорное переписывание пятигорских черкас в адыгов, вопреки фактам показывающих пятигорских черкас- карачаевцами (балкарцами)

Источники
1.Население Карачаево-Черкесии в переписях с 1926 по 2010гг        http://www.ethno-kavkaz.narod.ru/rnkchr.html
2. Н.М.Карамзин,Примечания к IV т., "Истории Государства Российского":        Прим.167,стр.62)   https://rvb.ru/18vek/karamzin/4igr/01text/02prim/vol_04.htm 
3. М.Тынышпаев  "История казахского народа", (гл. Происхождение киргиз-казаков и история образования казакского ханства)   http://bibliotekar.kz/istorija-kazahskogo-naroda-m-tynyshpaev/proishozhdenie-kirgiz-kazakov-i-istorija.html   
4. А. Нурмагамбетов "О казахских этнонимах Адай и Шеркес", Тюркская ономастика. Алма-Ата, 1984. С. 89-96.
https://kyrgyz.ru/articles/kazakh/a_nurmagambetov_o_kazahskih_etnonimah_aday_i_sherkes/  
5Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Том 1. М. АН СССР. 1957 стр. 223 ( страницы выделены коричневым цветом)
Архив: Ф. Кабардинские дела, 1643 г., д. № 1, л. 318-334. Подлинник.
(Прим. отписка воеводы расположено в фонде 1643г., но в самой отписке указана дата 1613г.) 
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XVI/Russ_Kab_otn_1/141-160/144.htm
Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Том 1. М. АН СССР. 1957г. стр. 218-235 , Электронная версия:  http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XVI/Russ_Kab_otn_1/141-160/144.htm?fbclid=IwAR3OiVZdCJvDMs3z5-zsJtaaWZso5nTpNJ3sQNFJuvNwPnCzDTKwnIol3uE

(144. 1643 г. не ранее июня 10-го. — Отписка терского воеводы М. И. Волынского в Посольский приказ о приведении к шерти Казыевой Кабарды.
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XVI/Russ_Kab_otn_1/index.htm
6. Ксаверио Главани. Описание Черкесии 1724 г. // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 17. Тифлис. 1893 стр.158   
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XVIII/1720-1740/Xaverio_Glavani/text.htm
7. Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией. Москва Издательство АН СССР, 1963. стр.145. википедия
8. Ахмад Салпагаров, "Районы Карачаевка и Аджи-Кабак в Пятигорске"
https://a-salpagarov.blogspot.com/p/blog-page_4.html 
9. Ахмад Салпагаров, "Карачаевцы-балкарцы под именем казах-черкесов на карте русского атласа 1831г"
https://a-salpagarov.blogspot.com/2017/04/cherkesia-na-karte-russkoga-atlasa.html
10. Ахмад Салпагаров "Страны Алан-Карачай Черкесы на карте 18 века"
https://a-salpagarov.blogspot.com/2014/01/alan-karachay-cherkesi-na-karte-18veka.html
11. Ахмад Салпагаров "Дом карачаевских черкесов Пятигорья на рисунке В.А.Полякова"
https://a-salpagarov.blogspot.com/2020/04/dom-karachaevskih-cherkesov-pyatigorya-na-risunke-Polyakova.html

12. Ахмад Салпагаров "Карачеркесы карачайбалкары на османской карте 19 века" https://a-salpagarov.blogspot.com/2015/04/19.html
13. Юсупов Юлдаш Мухамматович, "Башкиро-ногайские отношения и Ногайская Башкирия", https://abai.kz/post/2428

14. Ахмад Салпагаров, "Озёра Карачай и Черкаскуль на Урале"

https://a-salpagarov.blogspot.com/2019/05/ozyora-karachay-cherkaskul-na-urale.html

15. Статья "Черкасские", энциклопедия Брокгауза и Эфрона,   http://www.brocgaus.ru/text/110/700.htm

Приложение 1 

Полноразмерная карта «Описание России, Московии и Тартарии…»,  Энтони Дженкинсона 1562 года, фрагмент которой использован в начале нашей статьи, для просмотра отрыть в картинку в новой вкладке

Приложение 2

№ 144
1613г. не ранее июня 10.*Отписка терского воеводы М. И. Волынского в Посольский приказ о приведении к шерти Казыевой Кабарды.
(* - Датируется по упоминанию числа в тексте)
/л. 318/ Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Михалко Волынской, Ефимко Самарин, Васька Атарской челом бьют.
В нынешнем, государь, во 151-м году февраля в 20 день в твоей государево цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии грамоте ис приказу Сыскных дел за приписьою думного дьяка Михайла Данилова писано к нам, холопем твоим, на Терек, что по твоему государеву указу отпущен от тебя, государя, с Москвы Муцал-мурза Черкасской, а с ним узденей ево 6 человек. И как Муцал-мурза на Терек 326 приедет, и нам бы Муцалу-мурзе и узденем ево велеть быть на Терке попрежнему. А то б Муцалу-мурзе нам, холопем твоим, говорить, чтоб он, будучи на Терке, помня свою шерть и правду, тебе, великому государю, служил и брата своего Алегуку-мурзу и Будачееву жену и дети и кабаки ис Кабарды взял и посадил на реке на Сунше, и Алегуку и Ходождуку мурз под твою государскую высокую руку приводил, что им быть под твоею государскою высокою рукою в вечном холопстве навеки неотступным.
А самим бы нам, холопем твоим, свестись с Муцалом-мурзою, послать от себя в Кабарду к Алегуке и Ходождуке мурзам дворенина да толмача добрых, а с ними Муцаловых узденей, колько человек пригож. И от себя к ним нам, холопем твоим, отписать, что он, Алегук-мурза, наперед сего на Терек приезжал, и на Терке тебе, великому государю, правду свою дал, на куране шерть учинил за себя и за дядью свою и за детей своих и за племянников и за узденей, что им быть под твоею государскою высокою рукою в вечном холопстве. И после того они правду свою и шерть нарушили, от твоей государские высокие руки отступили и твоих, государевых послушников, Олегуку Сунчелеева сына и Будачее[ву жену и] детей и кабаки к себе взяли и ныне у себя держат поневоле [и чтоб они от] своих неправд отстали, тебе, великому государю, добили [челом] [и ви] ны св[ои] принесли и были под твоею государскою высокою рукою по- прежнему в вечном холопстве навеки неотступны; и приехали б на Терек, и на Терке тебе, великому государю, правду свою дали, на куране шерть учинили, а ехали на Терек не боясь ничево, а были б надежны на твою государскую милость; и Алегуку Сунчелеева сына и Будачееву жену и дети и кабаки отпустили на Терек или отдали Муцалу-мурзе; а которой [218] аманат ево Алегукин сын ныне не Терке, и они б тому аманату на перемену привезли нового аманата доброво из детей своих или из братьи.
А Муцалу-мурзе нам, холопем твоим, говорить, чтоб он з дворенином и с толмачом послал к Алегуке и к Ходождуке узденей своих, колько человек пригож, а с ними к Алегуке и к Ходождуке писал и приказывал и промышлял всякими мерами, чтоб они были под твоею государскою высокою рукою в вечном холопстве навеки неотступны, а для шертованья приехали на Терек и правду свою тебе, великому государю, дали, на куране шерть учинили на Терке, и на перемену прежнему аманату привезли с собою нового аманата доброво из детей своих или из братьи кому б было мочно верить. Да и то б, государь, нам, холопем твоим, Муцалу-мурзе говорить, чтоб ему и вперед к Алегуке и к Ходождуке мурзам писать и узденей своих посылать с нашего, холопей твоих, ведома. А о чем к ним учнет писать или узденей своих посылать, и он бы про то нам сказывал и письмо, что учнет писать, объявлял, чтоб нам, холопем твоим, про те дела, с кем и о чем учнет посылать и писать, было ведомо. А без нашего б, холопей твоих, ведома Муцал-мурза к Алегуке и к Ходождуке ни о чем не писал и никово не посылал.
А как Муцал-мурза брата своего Алегуку и Будачееву жену и дети и кабаки из Кабарды у Алегуки и Ходождуки мурз з братьею возмет и привезет на Терек, и нам бы, государь, Алегук-мурзу и Будачеевых детей привесть к шерти, что им быть под твоею государскою высокою рукою со всеми своими уздени в вечном холопстве навеки неотступным, и на реке на Сунше с кабаками своими строитца, и от твоей государские высокие руки никуды не отступить. А привести их к шерти по обрасцовой записи, какова обрасцовая запись на Терке. И велети б нам, холопем твоим, Муцалу-мурзе брата своего Алегуку и Будачееву жену и детей и кабаки свои устроить на реке на Сунше в крепких местех, чтоб им от кабардинских и от нагайских и от калмыцких мурз утесненья и изгони не было. А для строенья с Муцалом-мурзою на реку на Суншу отпустить голову и с ним /л. 319/ детей боярских и стрельцов конных, сколько человек пригож. А приказати б, государь, тому голове, как Муцал-мурза брата своего Алегуку и Будачееву жену и дети и кабаки учнут на реке на Сунше строить, и у нево б в те поры были для обереганья сторожи крепкие и береженье великое, чтоб кабардинские и нагайские и калмыцкие мурзы, пришед безвесно, какова дурна не учинили, и держати б нам, холопем твоим, на Сунше голов и сотников и детей боярских и стрельцов для обереганья, покаместа они кабаки свои устроят, а строитца им велеть не мешкая. А как, государь, Муцал-мурза брата своего и Будачееву жену и дети и кабаки свои устроят, и нам бы, холопем твоим, ратным людем велеть быть на Терке попрежнему.
А будет, государь, на реке на Сунше на Муцалова брата на Алегуку и на Будачееву жену и детей и на их кабаки придут для изгони и для войны кабардинские и нагайские и калмыцкие мурзы, и нам бы, холопем твоим, тому голове приказать, чтоб он тем мурзам говорил, что Муцалов брат Алегук и Будачеева жена и дети и кабаки под твоею государскою высокою рукою и в том месте они устроены по твоему, царского величества, указу, и они б на них вперед не приходили и не воевали и с того места не згоняли... (Опущено изложение статей, утвержденных царем Михаилом Федоровичем (см. док. № 142))
... А как у нас, холопей твоих, твое государево дело учнет деетца, и сами ль Алегук и Ходождук мурзы для шертованья и на Терек будут, и что они при нас, холопех твоих, каких речей учнут говорить, или они в свое место пришлют на Терек шертовать брата своего, или, государь, [219] на урочном месте с Алегукою и с Ходождукою съезд будет и на урочном месте шерть дадут, и что Муцала-мурзы которая служба и раденье и промысл над Алегукою и Ходождукою будет и нам объявитца, и нам, холопем твоим, велено о том о всем отписать к тебе, государю, подлинно; да и впредь, государь, о Муцаловых службах и о всяких ево промыслех к тебе, государю, писать, а никаких ево служеб не таить. А отписку, государь, велено подать в приказе Сыскных дел боярину князю Борису Олександровичю Репнину да окольничему князю Федору Федоровичю Волконскому, да думному диаку Михаилу Данилову.
И в нынешнем, государь, во 151-м году до сей твоей государевы грамоты декабря в 30 день писали к тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, к Москве мы, холопи твои, с терским станичником с сотником стрелецким с Романом Лихачовым 327, что по прежнему твоему государеву указу послали мы, холопи твои, х кабардинским к Алегуке да к Ходождуке мурзам з братьею, и в Малой Нагай к Салтану да к Наврузу мурзам з братьею терского служилого новокрещена Петрунку Ондреева с товарыщи. А с ними по твоему государеву указу писали мы к ним, чтоб он, Алегук-мурза, з братьею, помня к себе твою государскую милость и жалованье и свою и правду и шерть, в своих неправдах исправились, и вину свою к тебе, великому государю, принесли и были б на твою государскую милость и на жалованье надежны, и впредь от твоей государской милости были неотступны, и правду тебе, великому государю, дали, и приехали б из них, которой ни есть, на Терек, а будет сами за которым размышленьем не поедут, и они б прислали из братьи своей, ково ни есть, и тебе, великому государю, перед нами, холопи твоими, шерть учинили, /л. 321/ и аманатов бы сынов своих прямых для укрепленья и правды в Терской город прислали, и полонеников твоих государевых людей, которых они поимали с Кельмамет-мурзою Черкаским, отпустили в Терской город, и жили б на старых своих кочевных местех, и были б под твоею царскою высокою рукою навеки неотступны. А в Малой, государь, Нагай к Салтану и к Наврузу мурзам з братьею писали мы, холопи твои, по тому ж, что он, Салтан и Навруз мурзы з братьею, по твоему государеву указу и по своей шерти и договору, на чом они тебе, великому государю, шертовали и души свои дали, по той своей правде прислали и Терской город в аманаты сына своего прямово, а с тем бы аманатом приехал из них, мурз, которой ни есть, и тебе, великому государю, перед нами, холопи твоими, шерть свою подкрепили, и твоим государевым жалованьем их, мурз, обнадеживали.
И ноября, государь, в 24 день приехал в Терской город ис Кабарды Алегук-мурза княж Сунчалеев сын Черкаской и нам, холопем твоим, сказал, что услыша де он, Алегук, твою государскую милость к матери своей ко кнеине Желегоше и к братье своей, к Будачею и к Муцалу мурзам, что ты, государь, их пожаловал попрежнему, и он де к твоей государской милости приехал в Терской город, а в Кабарде де у Алегуки-мурзы Казыева он был в неволе. А ныне де Алегук-мурза с ним к нам, холопем твоим, приказал, что деды их и отцы и он, Алегук-мурза з братьею, и со всем своим владеньем искони вечные твои государевы холопи, а отстали де было они от твоей государские милости поневоле, потому что приходили де на них и на их кабаки войною Кельмаметь-мурза Черкаской, собрався с ратными людьми, и хотели их разорить, и они де потому от твоей государские высокие руки и отстали. И только де твоя государская милость к нему, Алегуке-мурзе з братьею, ныне будет, и велишь, государь, им быть под своею государскою высокою рукою в холопстве попрежнему и ково к нему с твоим государевым милостивым словом мы, холопи твои, с Терка пришлем, и он де, Алегук-мурза з братьею, и со всем своим владеньем под твоею государскою высокою рукою попрежнему в холопстве [220] быти готов. И как де будет в Терской город Муцал-мурза Черкаской, и он де, Алегук-мурза к твоей государской милости будет в Терской город сам и правду тебе, великому государю, даст, на куране шерть подкрепит.
Да Алегук же де, государь, мурза приказывал с ним, с Алегукою княж Сунчалеевым, к нам, холопем твоим, про мурз Малово Нагаю, что де Малово Нагаю Алей-мурза Ураков да Хлюстен-мурза Касаев да Аслан-бек-мурза Каспулатов з братьею и с своими улусы под твоею государскою высокою рукою в холопстве быть хотят, а опричь де, государь, твоей государской милости никуды не хотят.
А новокрещен Нетрунка Ондреев, которого мы, холопи твои, послали в Кабарду к Алегуке-мурзе и в Малой Нагай, в Терской город не бывал.
И как, государь, Муцал-мурза приехал на Терек, и по твоему государеву указу мы, холопи твои, велели ему, Муцалу-мурзе, и узденем ево быть на Терке попрежнему, и по твоей государеве грамоте ему говорили, чтоб он, номня душу свою и правду, тебе, великому государю, служил и брата своего Будачееву жену и дети и кабаки ис Кабарды взял и посадил на реке на Сунше, и Алегуку и Ходождуку мурз привел под твою государеву высокую руку в холопство попрежнему. А брата ево Муцалова Алегуку княж Сунчелеева сына по твоему государеву указу мы, холопи твои, на Терке привели к шерти на том, что ему быть под твоею государскою высокою рукою со всеми своими уздени в вечном холопстве навеки неотступным, и на реке на Сунше с кабаками своими самим строитца, и от твоей государские высокие руки никуды не отступить. И во всем тебе, великому государю, Алегук-мурза княж Сунчалеев сын Черкаской душу свою и правду дал перед нами, холопи твоими, на куране шерть учинил по обрасцовой записи, какова обрасцовая запись на Терке в твоейгосудареве съезжей избе.
И после, государь, того, марта в 3 день, свестяся мы, холопи твои, с Муцалом-мурзою Черкаским, посылали мы, холопи твои, с Терка в Кабарду к Алегуке да к Ходождуке мурзам Казыевым з братьею, к нагайским мурзам терского сына боярского Ондрея Сенина да толмача Гришку Ортемьева, а Муцал-мурза Черкаской от себя посылал узденей своих Бикшу Алеева с товарыщи 12 человек. И с ними мы, холопи твои, писали к Алегуке и к Ходождуку мурзам з братьею, что он, Алегук-мурза, наперед сего в прошлом во 140-м году к твоей государской милости на Терек приезжал и на Терке тебе, великому государю, правду свою дал, на куране шерть учинил за себя и за дядью свою и за детей своих и за племянников и за узденей, что им быть под твоею /л. 332/ государскою высокою рукою в вечном холопстве. И после того они правду свою и шерть нарушили, от твоей государские высокие руки отступили и твоих государевых послушников Алегуку Сунчелеева сына и Будачееву жену и кабаки к себе взяли. И Алегук-мурза княж Сунчелеев сын Черкаской к твоей государской милости в Терской город приехал, а они, Алегук и Ходождук мурзы, к твоей государской милости в Терской город сами не будут и Будачееву жену и детей и кабаков не отдадут, держат у себя в неволе. И чтоб они, Алегук и Ходождук мурзы, помня к себе твою государскую милость и жалованье и свою правду и шерть, на чем он, Алегук-мурза, будучи наперед сего в Терском городе, тебе, великому государю, душу свою дал, на куране шертовал, в своих прежних неправдах исправились и вперед прежних своих неправд отстали, тебе, великому государю, добили челом и вины свои принесли и были под твоею государскою высокою рукою попрежнему в вечном холопстве навеки неотступны. И приехали бы они, Алегук и Ходождук мурзы, на Терек сами, и на Терке тебе, великому государю, правду свою дали перед нами, холопи твоими, на куране шерть учинили. А ехали б они, Алегук и Ходождук мурзы, к твоей государской милости [221] на Терек безо всякого сумненья, не боясь ничево, а вины их все ты, великий государь, велел им отдать, и вперед, государь, те их вины воспомяновенны не будут, а были б они в том надежны на твою государскую милость.
И Будачееву жену и детей и кабаки их от себя отпустили на старые их места, где они жили наперед сего, или отдали Муцалу-мурзе Черкаскому, и аманата своего, что ныне на Терке, Телгизбия-мурзу, переменил он, Алегук, сыном же своим от прямые жены. И велели, государь, сыну боярскому Ондрею Сенину и толмачю Гришке их наговаривать всякими мерами и обнадеживать твоим государевым жалованьем, чтоб они, Алегук и Ходождук мурзы, однолично ныне правду свою к тебе, великому государю, явну учинили, ехали к твоей государской милости с ними вместе безо всякого сумненья и без боязни и на твою государскую милость были б надежны. И как они, Алегук и Ходождук мурзы, правду свою явну учинят, и вины свои тебе, великому государю, принесут, и будут под твоею государскою высокою рукою попрежнему в вечном холопстве, и приедут к твоей государской милости в Терской город сами, и на перемену прежнему своему аманату привезут с собою иного доброво аманата из детей своих или из братьи, и Будачееву жену и детей и кабаки отдадут, и мы, холопи твои, тое все их правду отпишем к тебе, великому государю, к Москве тотчас; и от тебя, великого государя, за тое их правду и за исправленье и за покоренье будет им твоя государская милость и жалованье, и велишь их ты, великий государь, держать в своем царском милостивом жалованье и в призренье и от недругов их во оборони и в защищенье; и на приезде им и аманату их, которого они с собою привезут, в Терском городе будет твое государево жалованье, корм и платье и сукна, и береженье свыше прежнего.
А Муцал-мурза Черкаской писал от себя к Алегуке и к Ходождуке мурзам с уздени своими, з Бикшею Алеевым, лист, и тот, государь, лист присылал к нам, холопем твоим, в съезжую избу. И мы, холопи твои, тот ево Муцалов лист велели перевесть, и с того листа перевод послали к тебе, государю, к Москве под сею отпискою.
Да с ним же, государь, Ондреем, и с толмачом Гришкою писали мы, холопи твои, в Малой Нагай к Салтану да к Наврузу мурзам х княж Касаевым детем Исламова з братьею, чтоб они по своей шерти и договору, на чом они тебе, великому государю, шертовали и души свои дали, по той своей правде прислали в Терской город в аманаты Салтан или Навруз мурзы сына своего доброво от прямые жены, а с тем аманатом приехали б они сами которой-нибудь и тебе, великому государю, правду дали перед нами, холопи твоими, шерть свою подкрепили, а мы то их исправленье по тому ж отпишем к тебе, великому государю.
И апреля, государь, в 4 день сын боярской Ондрей Сенин и толмач Гришка с товарыщи приехали в Терской город, а с ними прислали Алегука и Ходождука мурзы с листом Кабацких узденей своих Анфоку да Тлепшоку да Безруку с товарыщи 13 человек. И сын боярской Ондрей Сенин и толмач Гришка подали нам, холопем твоим, доезду своего память, а в доезной, государь, их памяти написано, что де они Алегуке и Ходождуке мурзам лист отдали и по наказной памяти от нас, холопей твоих, им говорили и наговаривали де, государь, их всякими мерами. /л. 323/
И Алегук де, государь, и Ходождук мурзы приказали с ними к нам, холопем твоим, что де они холопи твои государевы, и будут под твоею государскою высокою рукою в холопстве попрежнему вовеки безотступно, и вперед твоему государеву указу ослушны не будут, а ехать де им ныне на Терек с ним, Ондреем, не мочно, потому что кочюют от Терского города далеко. А ныне де приехали к ним в кабаки из Крыму и из Темрюк и из Ножанар и из Бесленеев многие крымские люди и живут у них в кабаках. И только де им ныне с ним, Ондреем, ехать на Терек, [222] и без них де о их поезде крымские люди учинят тотчас В Крым веетьг а ныне де крымская рать в зборе, идут с турскими ратными людьми к Азову, а хотят ставить по Дону городы, и сведают то, что они, Алегук и Ходождук, поедут к твоей государской милости в Терской город, и без них де пришол кабаки их развоюют и до контха их разорят. А со всеми де им людьми и с кабаками своими и з Будачеевыми ныне итти на старые свои, кочевные места не мочно, что у людей их попахан на сабанах хлеб и на конские и на животинные стада учинился падеж великой.
А Будачеевы де жены и детей и кабаков ево им ныне без себя под Терской город на старое место отпустить потому ж не сметь никоторыми, мерами, только де и то сведает турской и крымской царь и рнясь ими, что они, Алегук и Ходождук мурзы хотят быть под твоею государскою высокою рукою в холопстве попрежнему и Будачеевы кабаки от себя отпустили под Терской город, велит их потому ж до основанья разорить. А как де, государь, турские и крымские ратные люди ис под Азова пойдут в свою землю, и они де, Алегук и Ходождук мурзы, з братьею с своими и з Будачеевыми кабаками тотчас пойдут кочевать на прежние свои кочевные места к Терскому городу и Будачеевы кабаки от себя отпустят и сами они, Алегук и Ходождук мурзы, к твоей государской милости, в Терской город будут и аманата на перемену прежнему аманату с собою привезут. А ныне де они послали от себя с ним, Ондреем, в Терской город к нам, холопем твоим, лутчих своих кабацких узденей Анфоку да Плепшу да Безруку с товарыщи и чтоб, государь, выехать к ним, мурзам, ис Терского города для договору Муцалу-мурзе княж Сунчелееву сыну Черкаскому на реку на Куру на урочище на Нижнюю изголовь.
А другой де, государь, лист, что послали мы, холопи твои, с ним, Ондреем, и с толмачом з Гришкою в Малой Нагай к Салтану да к Наврузу мурзам з братьею, взяли у них они, Алегук да Ходождук мурзы, и сказали им, что де ныне их к ним с тем листом отпустить они не смеют, только де на дороге возьмут их в полон турские или крымские люди, и им де бы не навесть за то на себя твоего государского гневу. А Салтан де и Навруз мурзы ныне кочюют не с ними, себе улусами от них подалеку. А на степи де турских и крымских людей умножилось, ездят беспрестанно. И они де, Алегук и Ходождук мурзы, тот лист пошлют к ним вскоре с людьми своими,
А лист, государь, что они, Алегук и Ходождук мурзы, прислали к нам, холопем твоим, послали мы, холопи твои, к тебе, ко государю, к Москве, запечатав лист твоею государевою печатью Терского города.
А уздени, государь, Алегуки и Ходождуки мурз Анфока и Тлепшока и Безрука с товарыщи, которые приехали от Алегук и от Ходождук мурз с сыном боярским с Ондреем и с толмачом з Гришкою, нам, холопем твоим в роспросе сказали те ж речи, что и в доезной памяти написано.
Да с ними ж, государь, с Ондреем с товарыщи приехали ис Кабарды терской служилой юртовской татарин Тлевова табуна Тугагаева Чховайко да Муцал-мурзы Черкаского татаровя 2 человека, которых мы, холопи твои, посылали в Кабарду в провожатых с новокрещеном с Петрункою-Ондреевым. А в роспросе нам, холопем твоим, сказали, что де их на дороге на Куме реке на Можарском городище погромили донские казаки, лошедей отогнали и их всех побили, а новокрещена Петрунку взяли в полон жива и повезли с собою, а он де, Чю/л. 324/вайко, сам третей с того бою у них ушол в лес; и шли до Кабарды по Куме реке ночьми. И в Кабарде де, государь, под Пяти Горами взяли их карачаевские черкасы, а у тех де карачаевских черкас взял их Алегук-мурза ІІІагануков к себе в кабаки и держал у себя. И как де, государь, приехали с Терка к Алегуке и к Ходождуке мурзам в кабаки сын боярской Ондрей Сенин да толмач Гришка Ортемьев, и он де, Алегука-мурза, с ними их отпустил на Терек. [223]
И апреля де, государь, в 5 день велели мы, холопи твои, Алегукиным и Ходождукиным узденем Анфоке да Тлепшоке да Безруке с товарыщи, которые приехали с сыном боярским с Ондреем и с толмачом з Гришкою, быть к себе в съезжую избу и по твоему государеву указу им говорили, чтобы они мурз своих наговорили, чтобы они однолично к твоей государской милости ехали в Терской город сами безо всякого сумненья и без боязни, не опасаясь ничего, и вины их все ты, великий государь, велел им отдать. И наговаривали, государь, их на то всякими мерами по многие дни, и наговоря и пожаловав твоим государевым жалованьем сукнами, и дав им в дорогу корм, примеряся к прежнему, отпустили с Терка в Кабарду к Алегуке и к Ходождуке мурзам апреля ж в 13 день.
А ис Терского, государь, города поехал к Алегуке да к Ходождуке мурзам для договору Муцала-мурзы Черкаского брат Алегук-мурза княж Сунчелеев сын Черкаской. А мы, государь, холопи твои, послали с ним к ним, к Алегуке и к Ходождуке мурзам, твоих государевых служилых людей новокрещенов Ваську Иванова, мурзу да конных стрельцов Стеньку Тимофеева с товарыщи 35 человек. И Алегуке и Ходождуке /л. 325/ мурзам мы, холопи твои, от себя писали, что они, Алегук и Ходждук мурзы, писали и приказывали к нам, что они холопи твои государевы вовеки неотступные и вперед твоему государеву указу ослушны не будут.
А ныне сами к твоей государской милости в Терской город с сыном боярским с Ондреем Сениным и с толмачом не приехали, и то они учинили кабы упрямством и твоему государеву указу противясь чинятца ослушны, или чево опасаютца, а наперед того он, Алегук-мурза, во 140-м году приезжал на Терек сам и тебе, великому государю, правду свою дал, на куранс шерть учинил за себя и за братью свою и за детей своих и за всех своих узденей, что им быть под твоею государскою высокою рукою в вечном холопстве. А ныне б они, Алегук и Ходождук мурзы, попрежнему б приехали на Терек не опасаясь ничево, а вины их вперед воспомяновенны не будут, и обнадеживали, государь, их твоим государевым жалованьем всякими мерами, чтоб они того не учини[ли], что им не быти самим к твоей государской милости в Терской город, а ехали б однолично, не опасаясь и не боясь ничево. Да что они, Алегук и Ходождук мурзы, к нам писали и приказывали, что Малово Нагаю мурзы, которые с ними во единачестве, Ураковы и Урмаматевы и Шейдяковы и Казыевы дети, договорясь положились во всем на них, Алегуку и на Ходождуку мурз, и они б, Алегук и Ходождук мурзы, тебе, великому государю, послужили и правду свою тем явну учинили, тех мурз Малово Нагаю привели под твою государскую высокую руку в холопство попрежнему и приехали б они с ними, с Алегукою и с Ходождукою мурзами, потому ж не опасаясь ничево, и аманатов бы с собою привезли добрых, детей своих от прямых жон. А как, государь, они, Алегук и Ходождук мурзы, к твоей государской милости сами приедут и мурз Малово Нагаю с аманаты призовут и своего аманата с собою привезут и души свои и правду тебе, великому государю, дадут, перед нами на куране шерть учинят, и мы, холопи твои, тое их правду и службу отпишем к тебе, великому государю, тотчас. И ты, великий государь, за тое их правду и за службу пожалуешь своим государевым жалованьем свыше прежнего и велишь их держать в своем царском милостивом жалованье и в призренье и от недругов их во оборони и в защищеньи. А уздени ево Анфока и Тлепшока и Безрука с товарыщи пожалованы твоим государевым жалованьем, сукнами, и отпущены к ним, к Алегуке и к Ходождуке мурзам, без задержанья.
И майя, государь, в 1 день приехал на Терек Муцала-мурзы Черкаского уздень Бикша Алеев с терскими стрельцы, да с ним прислали Алегук да Ходождук мурзы Казыевы узденей своих Безруку да Докхана, а мурзы Малово Нагаю Шаим-мурза Ельмурзин да Урак-мурза [224] Каспулатов прислали аталыков своих Сунчелейка да Сююмбетка с товарыщи семи человек.
А в роспросе нам, холопем твоим, Муцалов уздень Бикша сказал, что приказал де с ним к нам, холопем твоим, Алегук-мурза княж Сунчулеев сын Черкаской, что де он по твоему государеву указу говорил Алегуке и Ходождуке мурзам Казыевым, чтоб они по твоему государеву указу однолично ехали к твоей государской милости в Терский город без боязни, не опасаясь ничево, и аманата б с собою на перемену прежнему своему аманату привезли с собою доброго, сына ж своего прямово, и листом бы, что мы, холопи твои, к ним писали, верили, и наговаривал де, государь, он их всякими мерами и твоим государевым жалованьем обнадеживал и душу свою им на том давал, что де им в Терском городе отнюдь никакова задержанья не будет. А будет они ему не поверят, и он де, Алегук-мурза, и Будачеева жена и дети для веры до тех мест, покаместа они поворотятца ис Терского города к себе, будут в их Алегукиных и в Ходождукиных кабаках. И кабардинские де, государь, Алегук и Ходождук мурзы ему, Алегуке княж Сунчелееву, сказали, что де они по твоему государеву указу листом, что мы, холопи твои к ним писали, и ему, Алегуке-мурзе княж Сунчелееву, во всем верят и ехать бы к твоей государской милости в Терской город ради безо всякого опасенья, а ныне де им ехать на Терек не мочно никоторыми мерами, потому что турские и крымские ратные люди в большом зборе, а говорят де, что им ставить на донском устье город, а только де послышат, что их, Алегуки и Ходождуки, в кабаках не будет, а поехали в Терской город, и без них де пришол, тотчас кабаки розвоюют и разорят до конца. И им де ныне по тому на Терек ехать и не сметь, и чтоб де к ним выехать для договору и о аманате переговорить на реку на Куру Муцалу-мурзе княж Сунчелееву сыну Черкаскому. А они де, Алегук и Ходождук мурзы, ныне ис кабаков своих выехали и стоят у Пяти Гор, а с ними де приехали Малово Нагаю мурзы Ураковы половины Шаим-мурза Ельмурзин, да Кучюк-мурза Азаматов, да Асланбек-мурза да /л. 326/ Урак-мурза Каспулатовы, да Ислам-мурза Маймаев, да кабардинской Казыевой же Кабарды Бутак-мурза Такмышев, да абазинские мурзы Хачака-мурза Янтемир-мурзин, да Саралп-мурза Левов, да Казый-мурза Доруков, да Кансох-мурза Бийбердеев, да Алкас-мурза Бегишев, да Джаным-мурза Бабуков, да козлары Багыр Чеполов, да Илендоруко Мурзабеков, да Мурзакан Черегуков, да Бекмурза Янхотов, а с ними многие кабацкие и лутчие их уздени и нагайские аталыки, и дожидаютца от нас, холопей твоих, вести, и чтоб однолично к ним для подлинного договору приехать ис Терского города Муцалу-мурзе Черкаскому вскоре безо всякого мотчанья. А только де Муцал-мурза к ним на договор на урочное место ныне вскоре не будет, и Алегук де и Ходождук мурзы с товарыщи и Малово Нагаю мурзы, опасаясь от турских и от крымских людей, пойдут назад к себе в кабаки.
А Алегукины, государь, и Ходождукины уздени Безрука да Докханко и мурз Малово Нагаю Алей-мурзы з братьею аталыки Сунчелейко с товарыщи в роспросе нам, холопем твоим, сказали те ж речи, что и Муцалов уздень Бикша, что де мурзам их ехать ныне на Терек никак невозможно, от турских и от крымских людей имеют большое опасенье, а хотят, на урочном месте на реке на Куре свидевся, о всем договоритца с Муцалом-мурзою Черкаским.
А Муцал-мурза Черкаской приходя в съезжую избу говорил нам, холопем твоим, беспрестанно, чтоб к ним, к Алегуке и к Ходождуке мурзам, и Малово Нагаю к мурзам по твоему государеву указу на договор на урочное место ехать мне, холопу твоему Ефимку, да ему, Муцалу-мурзе. А он де, Муцал-мурза, по своей шерти, на чом тебе, великому государю, душую свою дал на Москве, шертовал, со мною, холопом твоим Ефимком, [225] учнет их на всякое добро наговаривать и приводить, чтоб они были под твоею государскою высокою рукою в холопстве попрежнему. А только де, государь, к ним, к Алегуке и к Ходождуке мурзам, ныне вскоре не выехать для договору мне, холопу твоему Ефимку, да ему, Муцалу-мурзе, на урочное место, и Алегук де и Ходождук мурзы поворотятца к себе в кабаки и почают того, что их под твою государскую высокую руку мы, холопи твои, принять не хотим, и только пойдут под Азов к турским и х крымским ратным людем, и вперед де под твою государеву высокую руку их будет не призвать, и нам бы де, холопем твоим, тем их от твоей государские высокие руки не отгонить.
И мы, холопи твои, говорили с Муцалом-мурзою, чтоб к ним, к Алегуке и к Ходождуке мурзам, еще послать и отписать нам, холопем твоим, о том же. А он бы, Муцал-мурза, с сыном боярским и с толмачом к ним от себя послал добрых узденей своих и отписал, чтоб они, Алегук и Ходождук мурзы, и Малово Нагаю мурзы, которые с ними во единачестве, с аманатами и для шертованья приехали сами в Терской город, и чтоб он,
Муцал, по своей правде и шерти приказал тем узденем своим помышлять неоплошно и велел им Алегуку и Ходождуку мурз наговаривать всякими мерами, и чтоб их однолично уговорить и привесть на то, чтоб они приехали для шертованья на Терек сами.
И Муцал-мурза Черкаской нам, холопем твоим, сказал. — Только де ныне я, холоп твой Михалко, по твоему государеву указу на съезд к Алегуке и к Ходождуке мурзам не отпущу товарыща своего Ефима Самарина, а я, холоп твой Ефимко, да и он, Муцал-мурза, к ним, к Алегуке и к Ходождуке мурзам, на съезд для договору не поедем, и они де, то послыша, пойдут назад в свои кабаки и сложатца с крымскими людьми, и вперед де в том только учинитца твоему государеву делу какая поруха, и то де учинитца от нас, холопей твоих, а не от Муцала, и в том де ты, великий государь, волен. А он де Муцал-мурза учнет о том писать на нас, холопей твоих, к тебе, государю. А на Москве де он шертовал тебе, великому государю, и душу свою дал на том, что ему, Муцалу-мурзе, Алегуку и Ходождуку мурз Казыевых з братьею и з детьми и с племянники и с их кабаки привесть под твою государскую высокую руку в вечное холопство попрежнему, и во всем тебе, великому государю, служить и прямить и добра хотеть безо всякие хитрости.
И мы, холопи твои, боясь от тебя, государя, в том на себя твоей государевы опалы, чтоб их, Алегуку и Ходождуку мурз, и Малово Нагаю мурз тем не ожесточить и от твоей бы государские высокие руки не отгонить, по твоему государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу я, холоп твой Михалко, отпустил ис Терского города товарыща своего Ефима Самарина на съезд для договору с Алегукою и с Ходождукою мурзами, а с ним послал твоих государевых ратных людей, голов стрелецких Бориса Малыгина да Олексея Ростопчина и сотников стрелецких и детей боярских и всяких чинов служилых людей, и Муцалу-мурзе Черкаскому для договору с Алегукою и с Ходождукою мурзами ехать велел же. И к терским, государь, и гребенским атаманом и казаком мы, холопи твои, от себя писали, а велели им, собрався, сколько человек мочно, ехать со мною, холопам твоим Ефимком, да с Муцалом-мурзою до урочного места, где с Алегукою-мурзою съезд будет, и назад до Терского города проводити. /л. 327/ А наперед, государь, с вестью к Алегуке и к Ходождуке мурзам и Малово Нагаю к мурзам отпустили мы, холопи твои, с Терка узденей их Безруку да Докхана да аталыков Сунчелейка с товарыщи, которые приезжали от мурз с Муцаловым узденем з Бикшею Алеевым, майя в 4 день и твое государево жалованье, сукна и корм, дали им, примерясь к прежнем. А с ними, государь, к Алегуке и к Ходождуке мурзам мы, холопи твои, приказали, чтоб они, Алегук и [226] Ходождук мурзы, и Малово Нагаю мурзы ехали из улусов своих на съезд для договору и для шерти ко мне, холопу твоему Ефимку, да к Муцалу-мурзе Черкаскому безо всякого мотчанья. А приехали б они на договор к Терскому городу ближе х казачьим городкам и аманатов бы с собою привезли добрых, детей своих от прямых жон.
А я, холоп твой Ефимко, с твоими государевым терскими ратными людьми и Муцал-мурза княж Сунчелеев сын Черкаской поехал с Терка на договор к Алегуке и к Ходождуке мурзам майя ж в 6 день. И майя ж, государь, в 10 день приехал я, холоп твой Ефимко, в Верхней Черленовской казачей городок урочного места, где по твоему государеву указу велено мне, холопу твоему, с Алегукою и с Ходождукою мурзами съехатца и договор учинить, до Мекени и до Науры недоезжаючи за днище. И говорил Муцалу-мурзе Черкаскому, чтоб он, Муцал-мурза, ехал на урочное место на Мекень или на Ноуру х кабардинским к Алегуке и к Ходождуке мурзам и к мурзам Малово Нагаю, и но твоему государеву указу их наговорил, чтоб они приехали для договору и для шертованья ближ к Терскому городу ко мне, холопу твоему, на Верхней Черленой х казачью городку, и аманаты б они, Алегук и Ходождук мурзы и Малова Нагаю мурзы, привезли с собою добрые, детей своих от прямых жон. А приехали б они, Алегук и Ходождук мурзы и Малово Нагаю мурзы, для шерти сами, а узденей бы с собою взяли немногих, чтоб твоей государеве казне лишних росходов не было. И по твоему государеву указу Муцал-мурза Черкаской с уздени своими на урочное место на Мекень и на [На]уру ездил, а я, холоп твой Ефимко, с ним посылал твоих государевых ратных людей терских служилых людей новокрещенов и стрельцов и окочан и юртовских татар.
И майя ж, государь, в 16 день приехали ко мне, холопу твоему, в казачей город Муцал да Алегук-мурзы княж Сунчелеевы дети Черкаские, и приехав [ко] мне, холопу твоему, Муцал-мурза Черкаской сказал, что де с ними приехали кабардинские Алегук-мурза Шагануков да с ним человека мурз да козлар да узденей их 52 человека, да от мурз Малово Нагаю 5 человек аталыков, а будут де они ко мне в казачей городок после их вскоре. А они де, Муцал и Алегук, их оставили в полуднище, а сами приехали наперед наскоро с вестью. А как де, государь, он, Муцал, по твоему государеву указу с Черленского городка приехал на другой день на урочное место на Мекень, и того ж де числа приехали к нему, Муцалу, на Мекень с Куры-реки от Алегук да от Ходождук мурз Казыевых уздени их Мурза Атпанов да Безрука с товарыщи и ему сказали, что приехав де ис кабаков своих Алегук и Ходождук мурзы с мурзами и с уздени своими и с ними мурзы Малово Нагаю Асланбек да Урак мурзы Каспулатовы с аталыки 328, и стоят на реке на Куре, и чтоб де он, Муцал-мурза, для договору приехал к ним, мурзам, на Куру-реку, а только де он, Муцал, к ним не поедет, и они де ехать вдаль от кабаков своих на Мекень и на Ноуру к нему, Муцалу-мурзе, опасаютца от турских и от крымских людей. И он де, Муцал-мурза, с твоими государевыми служилыми людьми, которые были с ним, ездил на Куру-реку и приехав Алегуке и Ходождуке мурзам говорил, чтоб они, Алегук и Ходождук мурзы з братьею, и Малово Нагаю мурзы, которые с ними во единачестве, были под твоею государскою высокою рукою попрежнему в вечном холопстве и ехали б они к твоей государской милости на съезд ко мне, холопу твоему Ефимку, х казачью городку на Верхней Черленой, и наговаривал де ево на то многое время и твоим государевым жалованьем обнадеживал. И Алегук де мурза ему, Муцалу, сказал, что де он, Алегук-мурза, на съезд для договору и для шерти ко мне, холопу твоему, сам поедет, а брата де он своего Ходождуку-мурзу оставливает в кабаках своих, потому что приказать кабаков без себя некому. А мурзы де Малово Нагаю, Асланбек-мурза [227] Каспулатов з братьею, ему, Муцалу, сказали, что де им ныне с ним, с Алегук-мурзою, ехать невозможно, что в улусех их живут многие турские и крымские люди, и им де улусов своих оставить не на ково ж. /л. 328/ А о всем они, мурзы, со мною, холопом твоим, приказали переговорить кабардинскому Алегуке-мурзе Шаганукову и положились в том на него Алегуку.
И как, государь, кабардинской Алегук-мурза с мурзами и с уздени своими ко мне, холопу твоему Ефимку, на съезд приехали, по твоему государеву указу я, холоп твой, велел ему, Алегуке-мурзе, и мурзам и козлару и лутчим их выборным узденем быть к себе, и говорил я, холоп твой, чтоб он, Алегук-мурза, з братьею, помня к себе твою государскую милость и жалованье и свою правду, был под твоею государскою высокою рукою в вечном холопстве попрежнему и по твоему государеву указу ехал к твоей государской милости в Терской город со мною, холопом твоим, да с Муцалом-мурзою Черкаским безо всякого опасенья и без сумненья, не опасаясь ничево, и по твоему государеву указу о всем договор учинил и договорясь тебе, великому государю, душу свою и правду дал, на куране шертовал в Терском городе. А как он, Алегук-мурза, будет в Терском городе и договорясь тебе, великому государю, правду свою даст, на куране шерть учинит, и ему будет твое государево жалованье и милость свыше прежнего и иных кабардинских мурз, и велишь ево ты, великий государь, держать в своем царском милостивом жалованье и в призренье и от недругов ево во оборони и в защшценье, и пожаловав ево твоим государевым жалованьем отпустят ис Терского города в кабаки ево тотчас безо всякого задержанья.
И Алегук-мурза Шагануков, против моих, холопа твоего, речей, говорил мне, холопу твоему, что он, Алегук-мурза з братьею, и со всем своим владеньем под твоею царскою высокою рукою быть в вечном холопстве рад попрежнему, а чтоб ему, договорясь обо всем, тебе, государю, правда своя дать, на куране шерть учинить, передо мною, холопом твоим Ефимком. А в Терской бы город ему не ехать, потому что кабаки ево ныне от Терка в дальних местах, блиско Крыму.
И я, холоп твой Ефимко, и Музал-мурза Черкаской о том ему Алегуке, говорили многое время и наговаривали ево всякими мерами и твоим государевым жалованьем обнадеживали, чтоб он, Алегук, однолично тебе, великому государю, правду свою и службу явну учинил, к твоей государской милости ехал в Терской город и шерть учинил на Терке перед воеводою перед Михайлом Волынским да передо мною, холопом твоим Ефимком, да перед диаком перед Васильем Атарским. И на то государь, ево наговорили, что ему ехать в Терской город. И бил челом тебе, государю, Алегук-мурза, а мне, холопу твоему Ефимку, и Муцалу-мурзе Черкаскому говорил, чтобы ему, Алегуке, в Терском городе не было какова держанья.
И майя ж, государь, в 20 день приехал в Терский город кабардинской Алегук-мурза Шагануков, а с ним тое ж Казыевы Кабарды Бутак-мурзы Такмышев да абазинской Сарлап-мурза Левов да Алегук-мурзы козлар Батыр Чеполовов, а с ними кабацких узденей 20 человек да выборных их лутчих узденей же 32 человека, да Малого Нагаю от Асланбек да от Урак мурз Каспулатовых з братьею аталыки Куат да Тотаул с товарищи 5 человек. А как, государь, они в Терской город приехали, и у нас, холопей твоих, в те поры было людно и стройно и урядно, и велели им в остроге дать дворы добрые. И на приезде послал к ним твое государево жалованье корм и питье. А в приставех, государь, велели у него быть голове стрелецкому Степану Щукину да толмачю Мартынку Савельеву, а для береженья и на карауле велели стоять сотнику стрелецкому с стрельцы. И майя ж, государь, в 21 день велели мы, холопи твои, Алегуке-мурзе [228] Шаганукову и мурзам, которые с ним приехали в Терской город, быть к себе в съезжую избу.
И по твоему государеву указу и по грамоте говорили ему, Алегуке-мурзе, что ты, великий государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, велел нам, холопем своим, ему, Алегуке-мурзе, говорити. — Били челом тебе, великому государю, Келмаметь да Илдар мурзы княж Куденетовы дети Черкаские, что в прошлом во 147-м году Будачей да Муцал мурзы з братьею, собрався с Шолоховой да с их Казыевою Кабардами, и Малово Нагаю Касая-князь з детьми приходили на них и на их кабаки и хотели их побить, и они от их убойства ушли в лес душею да телом, а мать их и дву сестр з животами их захватили в кабаках их и взяли их в полон и кабаки их все пожгли, а животы их разграбили и до конца их погубили. И наругаясь им Будачей и Муцал мурзы мать их и сестр вели пеших до их Кабарды и отдали их со всеми их кабаки ему, Алегуке, да брату ево Ходождуке мурзам, а велели их держать в великом утесненье. И Будачей и Муцал учинили то дуростью своею и самовольством, что Килмаметя и Илдар мурз мать и дву сестр взяли в полон и ему, Алегуке з братьею, для утесненья отдали, а кабаки их пожгли и животы все пограбили, и коли им было до них какое дело, и они б били челом твоему царскому величеству, оба они холопи твоего царского величества, под твоею государскою высокою рукою в вечном холопстве. Да и он, Алегук-мурза з братьею, учинили не делом, что з Будачеем и с Муцалом мурзами на Келмаметевы и на Илдаровы кабаки ходили и мать их и сестр к себе в полон взяли и кабаки их выжгли и животы их розграбили, а им было до того и дела не было, что промеж их розсуждать и управа делать, сам он, Алегука з братьею, и они твоего царского величества холопи и бить челом было им тебе, /л. 329/ великому государю, и ждать от твоего царского величества указу. Да и Будачей-мурза з братьею на Москве били челом твоему царскому величеству, что бутто они кабаки их, Будачея з братьею, пожгли и людей их поимали к себе они, Алегук и Ходождук мурзы. А в прошлом во 149-м году по твоему государскому указу иосылан был на Терек дворенин князь Дмитрей Горчаков, а велено ему с ним, Алегукою, съехався на урочном месте, где пригож, говорить о Келмаметевых и о Илдаровых матери и о сестрах и о кабаках, как Будачей и Муцал мурзы бес твоего государева указу в полон их взяли и им, Алегуке и брату ево Ходождуке мурзам, для утесненья отдали. И дворенин князь Дмитрей Горчаков посылал к ним терского сына боярского Ондрея Крупенина да толмача Ивашка Иванова и с ними к ним писал, чтоб они, Алегук-мурза з братьею, съехались с ним для договору о Келмаметеве матери и о сестрах и о кабаках и Нарчова-князя и Будачея з братьею о кабаках на урочное место на Мекени или на Науру. И они, Алегука и Ходождука мурзы, твоего государского указу не послушали, к дворенину ко князю Дмитрею Горчакову на урочное место не поехали. Да они ж, государь, Алегук и Ходождук мурзы, посылали х крымскому царю узденя своего Мурзу с товарыщи, чтоб крымской царь самих их и кабаки их из гор перевел на Кубань-реку, а Келмаметеву мать и сестр и кабаки и Нарчова- князя и Будачея-мурзы з братьею кабаки хотели перевесть с собою ж. Да они ж, Алегук и Ходождук, наговаривали брата своего Мусоста-мурзу, чтоб он ехал х крымскому царю для ратных людей. И по твоему государеву указу дворенин князь Дмитрий Горчаков с твоими государевыми ратными людьми за божиею помощию на их кабаки ходил и Келмаметеву мать и сестр и кабаки взял. И после того они, Алегук и Ходождук мурзы, собрався с узденями своими, приходили на твоих государевых ратных людей и с твоими государевыми людьми бились, и Будачеева жена и дети и кабаки и ныне у них, Алегуки з братьею, в Кабарде, а держат их у себя бутто поневоле. И то они, Алегук и Ходождук мурзы, учинили негораздо, [229] забыв бога и свою шерть и правду, и не помня к себе твою государскую милость, от твоей государские высокие руки отступили и твоему государскому повеленью учинились непослушны, к дворенину ко князю Дмитрею Горчакову для договору на съезд не поехали и х крымскому царю от твоего царского величества в-ызмене хотят быть не делом, довелось было им за твою государскую милость и недругов твоих государевых под твою государскую высокую руку приводить, а они и сами от твоей государские высокие руки отступили. И он бы, Алегук и брат ево Ходождук мурзы з братьею, прежнего своего обычая и дурного заводу отстали и были б в твоем царского величества в послушанье и в повиновенье попрежнему в вечном неотступном холопстве, и на твоих государевых непослушников везде стояли, и тебе, великому государю, служили и твоей бы царские милости к себе искали; а ты, великий государь, велел вины их все покрыть своею государскою милостью и велел их держать в своем царском жалованье и в милости и в вечном холопстве попрежнему, смотря по их службе. И ныне б он, Алегук-мурза, видя к себе такую твою государскую милость и жалованье, в Терском городе тебе, великому государю, правду и душу свою дал перед нами, холопи твоими, на куране шерть учинил за себя и за брата своего за Ходождуку-мурзу и за иных свою братью и за детей и за племянников и за все свое владенье и за мурз Малово Нагаю, которые с ним во единачестве, по шертовальной записи, какова прислана от тебя, великого государя, под твоею царского величества грамотою, и тех бы нагайских мурз привел под твою государскую высокую руку в вечное в неотступное холопство попрежнему, и наговорил бы их, чтоб они приехали к твоей государской милости в Терской город сами, так же как и он, Алегук-мурза, безо всякого опасенья, и тебе, великому государю, душу свою и правду дали, на куране шерть учинили на Терке перед нами, холопи твоими, а вины их все будут покрыты твоею государскою милостью, и впредь им те их вины воспомяновенны не будут, и за какими мерами и за розмышленьем или чево опасаясь брат ево, Ходождук-мурза, и Малово Нагаю мурзы ныне на Терек с ним, Алегукою, не поехали, и чтобы он, Алегук-мурза з братьею, с кабаками своими, и мурзы Малово Нагаю с улусы своими шли кочевать на прежние свои кочевные места, ближе к Терскому городу, где жили наперед сего, и Будачееву жену и дети и кабаки их со всем владеньем от себя отпустили или отдали Муцалу-мурзе Черкаскому. И брат бы ево, Ходождук-мурза, ныне приехал в Терский город сам по тому ж, не опасаясь ничево. А он бы, Алегук-мурза, на перемену прежнему аманату, сыну своему Телгизбию-мурзе, прислал в Терской город з братом своим с ним, Ходождукою-мурзою, в аманаты иного сына же своего от прямые жены вскоре нынешнего лета. А нагайские мурзы как поедут к твоей государской милости на Терек для шерти и для подлинного укрепленья и правды, привезли б с собою в аманаты дву человек мурз добрых, детей же своих от прямых жон. И чтоб он, Алегук-мурза, тебе, великому /л. 330/ государю, послужил, твоих государевых людей, которые взяты в полон на бою с Кельмаметем-мурзою Черкаским, а живут у него, Алегуки, в Кабарде и в Малом Нагае, и он бы их сыскал и отпустил на Терек без окупу, а будет и взять окуп, и он бы велел окуп имать небольшой. И во всем бы он, Алегук-мурза з братьею, однолишно вперед твоему государскому повеленью был послушен, и тебе, государю, служил и прямил и добра хотел безо всякие хитрости и без ослушанья, а мы, холопи твои, о той ево правде учнем писать к тебе, государю, а ты, великий государь, смотря по ево службе и правде, велишь ево держать в своем царском милостивом жалованье и в призренье и от недругов ево во оборони и в защищенье.
И Алегук-мурза, выслушав у нас, холопей твоих, речи, говорил нам, холопем твоим, что де он на Келмаметевы кабаки Черкаского приходил [230] и кабаки ево выжег и к себе перевел за то, что Кельмаметь-мурза захотел Будачеевы кабаки взять под себя силою и отдать в Кумыки твоим государевым непослушником, ондреевскому Салта Магмуту-мурзе з детьми в неволю, и узденей их многих у Будачея и у Муцала мурз отнял насильством, и сложася с кумыцкими людьми, хотел ево, Алегуку, развоевать. И он до для того, покаместа бы он Кельмаметь-мурза з Будачеем и с Муцалом мурзами помирился, матерь ево и кабаки у себя и держал. А к[ак] де по твоему государеву указу пришол по те Келмаметевы кабаки Черкаского дворенин князь Дмитрей Горчаков, и он де, Алегука, за них не стоял и в те поры твоим государевым людем не противился. А на съезд де, государь, он к нему, ко князю Дмитрею, не поехал для того, опасался за него, Кельмаметя-мурзу, на себя твоего государского гневу и чтоб ево князь Дмитрей, призвав к себе, неволею не взял в Терской город и не засадил в утеснение, потому что де, государь, наперед сего прежние стольник и воеводы князь Иван Хилков с товарыщи хотели на Терке засадить в утесненье брата ево Мусоста-мурзу, как приезжал с аманатом, и он де в те поры для того ему, князю Дмитрею, не поверил. А в Крым де, государь, он посылал узденя своего Мурзу с товарыщи просить у крымского даря ратных людей на недругов своих на Шолохову Кабарду. А кабаков де своих он переводить было с старого кочевья на Кубань реку не хотел, а хотя б де, государь, он с того места от недругов своих кочевать куды и пошол, и он бы де взял с собою Будачеевы кабаки Черкаского, потому что де их оставить было не на ково, Будачей де и Муцал мурзы были по твоему государеву указу на Москве. А до Келмаметевы де матери и до сестр и до кабаков ево, как по твоему государеву указу от них перевел князь Дмитрей Горчаков, ему, Алегуке, дела не было и с собою бы де, государь, их никуды не взял. А брата де, государь, своего Мусоста-мурзу ни на какое дурно не наговаривал и х крымскому царю для ратных людей не посылывал, и на твоих де государевых людей он войною сам не приходил, и наперед сего твоим государевым никаким служилым людем и терским и гребенским атаманом и казаком нигде от него, Алегуки, и от людей ево никакова дурна не бывало. А к[ак] де приходил на него войною Кельмаметь-мурза Черкаской, собрався со многими кумыцкими и с кабардинскими и с нагайскими ратными людьми, и ево хотел розвоевать и погубить и разорить до конца, и он де от себя ему противился поневоле, что пришли на него войною сами, а были с ним, Келмаметем, недруги ево многие кумыцкие и кабардинские люди, и от твоей государские высокие руки их отгонили и с старых их кочевьев от Терского города согнали в дальние места. А что де, государь, в те поры побиты на бою твои, государевы, русские люди, и он де в том перед тобою, великим государем, виноват. И которые де, государь, есть ныне в полону у него в Кабарде и в Малом Нагае твои государевы руские люди, и он де их учнет сыскивать и пришлет в Терской город. И аманата своего на перемену прежнему аманату, сыну своему Телгизбию-мурзе, пришлет братня сына, переговоря кого пригож. А сына де ему своего ныне в аманаты дать не мочно, потому что, де, государь, наперед сего были в аманатех на Терке все ево, Алегукины, дети. И отговаривался в том от нас, холопей твоих, всякими обычаи.
И мы, холопи твои, ево, Алегуку, на то наговаривали многое время. — Коли он правду свою к тебе, государю, показал, приехал на Терек сам и учинился у тебя, великого государя, в вечном неотступном холопстве попрежнему, и он бы во всем твоему государскому повеленью был и послушен и правду свою явно совершенну учинил, а в аманаты б прислал ныне сына ж своего прямово.
И Алегук-мурза сказал нам, холопем твоим. — Коли де он учинился твой, государев, холоп неотступной, и он де твоему государскому [231] повеленью будет н послушен и, договорной з братом своим и с Ходождужою-мурзою, пришлет в аманаты сына ж своего или братня Ходождукова сына от прямые жены нынешнего году. А брат де ево, Ходождук-мурза, ныне в Терской город с ним не поехал, потому что место не ближнее и кабаков ему своих, кроме ево, приказать некому. А мурзы Малово Нагаю, которые с ними во единачестве, с ним на Терек не поехали ж для того, что де, государь, опасны от турских и от крымских людей, только де то сведают, что они из улусов /л. 332/ (Листы в деле перепутаны) [своих] поедут на Терек, и они де без них улусы их развоюют. А как де, государь, он, Алегука, и нагайские люди нынешнего году с сабанов хлеб снимут, и он де, Алегука, з братьею, и мурзы Малово Нагаю, которые с ним во единачестве, тотчас пойдут кочевать на прежние свои кочевные места, где жили наперед сего, и будут под твоею государскою высокою рукою в вечном неотступном холопстве и Будачееву жену и дети и кабаки со всем их владеньем от себя отпустят, где им кочевать ты, великий государь, укажешь, а он де в них вперед вступатись не учнет. На том де он к твоей государской милости ныне в Терской город и приехал и дучну свою и правду тебе, великому государю, на том на всем даст, на куране шерть учинит за себя и за брата своего за Ходождука-мурзу з братьею и за все свое владенье и за мурз Малово Нагаю, которые с ним во, единачестве, Ураковы половины за Але-мурзу Хорошаева, да за Дувай-мурзу Калмурзина, да за Якшиат-мурзу Азаматова, да за Асланбек-мурзу да за Так-мурзу да за Урак-мурзу да за Кобек-мурзу Казбулатовых, да за Шаим-мурзу Елмурзина, да за Кучюк-мурзу Азаматова, да за Ислам-мурзу Мамаева з братьею и с племянники и за все их улусные люди на том, что их приведет под твою царскую высокую руку, и будут они у тебя, великого государя, в вечном холопстве попрежнему, и аманата, государь, на Терек они дадут доброво из детей своих, против прежнево, как они давывали наперед сего. А сверх де, государь, того учнет их наговаривать, чтоб они для большие крепости дали в аманаты детей своих от прямых жон дву человек мурз. А что де, государь, ныне на Терке прежнего нагайского аманата, что умер в Терском городе, аталыки 2 человека, и тех бы аталыков ты, государь, пожаловал, велел отпустить в Малой Нагай.
И мы, холопи твои, бес твоего государева указу отпустити их не смеем до коих мест в твою государеву отчину в Терской город пришлют аманата.
Да Алегук же мурза Шагануков бил челом тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, а нам, холопем твоим, говорил. — Как де он с кабаками своими и с Малым Нагаем перейдет кочевать на прежние свои кочевные места, и у нево де, государь, будут блиско недруги ево, кабардинские мурзы Шолоховы и Мулдаровы Кабарды и кумыцкие Ондреевские люди, только де, государь, собрався учнут на ево кабаки приходить войною, и чтоб ты, государь, ево, Алегуку-мурзу, пожаловал, велел от тех ево недругов оберечь и с ними помирить, а он де, государь, в том надежен на твою государскую милость и, кроме тебя, великого государя, иного себе никого не ищет. Да которые де, государь, Большого Нагаю татаровя откочевали ис под Крыму, и ныне де, государь, кочюют меж Астарахани и Терка казаками, а жены де, государь, их и дети кочюют с ним, Алегукою, и с Малым Нагаем, и как де, государь, они тебе, государю, добьют челом, а велишь ты, государь, им быть у тебя в холопстве и кочевать им поволишь под Астараханью или под Терским городом, и они де учнут тебе, государю, бити челом на него, Алегуку, о ратных людех и похотят притти войною, и чтоб ты, государь, ево, Алегуку, пожаловал, своих государевых ратных людей с ними на него посылать не велел. А как де, государь, они будут под твоею царскою [232] высокою рукою в холопстве, и он де, Алегук, жены их и дети отдаст и от себя к ним отпустит и без войны. А которые де, государь, наганские люди только похотят кочевать с ним, Алегукохо, и ему бы де, государь, ты, великий государь, на то поволил, велел им кочевать с ним, Алегукою. А только де они тебе, государю, ныне не добьют челом, и чтоб ты, государь, ево пожаловал, велел ему дать на помочь сврих государевых ратных людей, и он де их приведет под твою царскую высокую руку в холопство попрежнему. Да и иных де твоих государевых недругов и непослушников он, Алегук-мурза, учнет под твою государскую высокую руку приводить и вперед от твоей государские милости отнюдь отступен не будет, и где твое государское повеленье будет на твою государеву службу, и он де служить тебе, великому государю, рад холовою своею до смерти.
И мы, холопи твои, против ево, Алегукина, челобитья говорили ему, Алегуке-мурзе, что кахч де он, Алегук-мурза, с кабаками своими и Малово Нагаю мурзы с улусы своими перейдут кочевать на прежние свои кочевные места, и которые, государь, его, Алегукины, недрухи, кабардинские мурзы Шолоховы и Мулдаровы Кабарды и кумыцкой ондреевской Салта-Магмут-мурза с детьми и з своим владеньем, и мы, холопи твои, по твоему государеву указу учнем к ним писать, чтоб они на них войною не приходили и задоров и обид им никаких не чинили, потому что оне, Алегук и Ходождук мурзы, з братьею и Малово Нагаю мурзы тебе, государю, в винах своих добили челом и учинились в холопстве попрежнему. А будет, государь, они о том нашего письма не послушают, и мы, холопи твои, о том отпишем к тебе, великому государю, и твое царское величество о том велишь нам, холопем своим, свой государев указ учинить. А он бы, Алегук-мурза, однолично тех /л. 331/ недругов своих не опасался, шол кочевать на прежние свои кочевные места, не опасаясь и не блюдясь никово, а был бы надежен во всем на твою государскую милость. А в Астарахань мы, холопи твои, против ево, Алегукина, челобитья отпишем. — Только те нагайские кочевные татаровя учинятца под твоею царскою высокою рукою в холопстве попрежнему и учнут кочевать под Астараханью, а станут тебе, государю, бить челом на него, Алегуку-мурзу з братьею, о ратных людех, и ты, великий государь, своих государевых ратных людей на него, Алегуку-мурзу, посылать не велишь. А как из Астарахани к нему, Алегуке-мурзе з братьею, отпишут или ково для тех Большого Нагаю татар, для жон их и детей, пришлют, и он бы, Алегук-мурза з братьею, по своему договору и по шерти и мурзы Малово Нагаю тех их нагайских жон и детей со всеми их животы от себя отпустили под Астарахань безо всякого задержанья или бы отдали тем людем, кого к ним для них по твоему государеву указу пришлют из Астарахани.
И выговоря, государь, ему, Алегуке-мурзе, по твоей государеве грамоте речь и вины ево все и наговоря о всем и обнадежа твоим государевым жалованьем, велели ему по твоему государеву указу шертовать. И Алегук-мурза Шагануков и мурзы и козлар и лутчие их кабацкие уздени, которые с ним приехали на Терек, дали правду тебе, великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, перед наши, холопи твоими на куране шерть учинили за себя и Алегук-мурза за брата своего за Ходождук-мурзу и за детей своих и за иных братью и за племянников и за внучат и за всех людей своего владенья и за мурз Малово Нагаю, которые с ним во единачестве, Ураковы половины за Алей-мурзу Хорошаева, да за Дувай-мурзу Канмурзина, да за Якшиат-мурзу Азаматова, да за Асланбек-мурзу да за Так-мурзу да за Урак-мурзу да за Кобек-мурзу Казбулатовых, да за Шаим-мурзу Ельмурзина, да за Кучюк-мурзу Азаматова, да за Ислам-мурзу Мамаева з братьею и с племянники и за все их улусные люди на том, что им тебе, великому [233] государю дарю и великому князю Михаилу Федровичю всеа Русии, и твоего государского величества сыну, государю благоверному царевичю-князю Олексою Михайловичю, и твоим ж государским детем, которых тебе, великому государю, впредь бог даст, служити и прямити, и во всем добра хотеть безо всякие хитрости, и никакова лиха вам, государем, не мыслить, а быти им и детем их и братье и племянником и внучатом и всему их владенью и мурзам Малово Нагаю, которые с ним, Алегукою, во единачестве, под твоею государскою высокою рукою в вечном холопстве навеки неотступно, и с кабаками своими ему, Алегуке-мурзе з братьею, и мурзам Малово Нагаю с улусы своими перейти кочевать на прежние свои кочевные места ближ к Терскому городу, где жили наперед сего, и Будачееву жену и дети и кабаки их со всем владеньем от себя отпустить на те места, где им кочевать указал ты, великий государь, и аманата ему, Алегуке-мурзе, на перемену прежнему аманату, сыну своему Телгизбию-мурзе, прислать в Терский город з братом своим с Ходождукою-мурзою иного сына ж своего от прямые жены вскоре нынешнего лета, и нагайских мурз, которые с ним во единачестве, наговаривать, чтоб они к твоей государской милости на Терек для шерти приехали сами и для подлинного укрепленья и правды привезли б с собою в аманаты дву человек мурз добрых, детей ж своих от прямых жон, и полонеников твоих государевых руских людей, которые взяты в полон на бою с Келмаметем-мурзою Черкаским, а живут у него, Алегуки, в Кабарде и в Малом Нагае, и ему, Алегуке, их сыскать и отпустить в Терский город без окупу или и взять с ково окуп небольшой. И по твоему государеву указу ему, Алегуке-мурзе, по своей правде и по шерти твоих государевых непослушников приводить под твою государскую высокую руку, а которые, государь, кабардинские и нагайские мурзы и всякие иноземцы под твоею государскою высокою рукою в послушанье, и им тех от твоей государские высокие руки не отгонять и на ссору никаких слов дурных не вмещать и на них войною не ходить, а на твою государеву службу, где твое госдарское повеленье будет, ходить и с твоими государевыми недруги и с непослушники битись, не щадя голов своих, и ни х кому к твоим государевым недругом и непослушником от твоей государские высокие руки не отступить и с ними не знатца и не ссылатца, и стоять на них с твоими государевыми людьми заодно и под твои государевы городы, под Терек и под Астарахань и под иные украинные городы, войною не ходить и пиково не подводить и не насылать и твоих государевых людей не побивать и в полон не имать, и конских и животинных стад не отгонять, и никакой шкоты и обиды не чинить, и турских и крымских людей и иных твоих государевых недругов и непослушников никого через свою землю своего владенья под твои государевы городы войною не пропускать, и твоих государевых послов /л. 333/ и посланников и торговых людей, которые от твоего царского величества посылаютца в которые государства, а пойдут через их землю, и которые терские и гребенские атаманы и казаки из городков по всяким промыслом, и тех твоих государевых людей им не побивать и в полон не имать и от сторон во всем оберегать; а что сведают или услышат от ково от твоих государевых недругов и непослушников какой совет или войну под твои государевы городы, и им с теми вестьми тотчас прислать на Терек к нам, холопем твоим, людей своих и никакова дела не утаити. И во всем тебе, великому государю, кабардинской Алегук- мурза Шагануков и мурзы и козлар и уздени и Малово Нагаю мурзы и аталыки на куране шерть учинили по шертовальной записи.
А как, государь, они тебе, государю, душу свою и правду дали, перед нами, холопи твоими, на куране шерть учинили, и мы, холопи твои, дали ему, Алегуке-мурзе, твоего государева жалованья, примерясь против иных добрых мурз, шубу соболью под отласом золотным по лазоревой [234]земле с пугвицами серебреными в 30 в 9 рублев в 21 алтын в полшесты деньги, да однорятку червчетую с круживом, да цки хрепты бельи, да шапку лисью. А мурзам, государь, и козлару и узденем их и нагайским аталыком твое, государево, жалованье дали ис твоей государевы казны, примерясь к прежним.
И пожаловав ево, Алегуку-мурзу, и мурз и козлара и узденей и нагайских аталыков твоим государевым жалованьем и дав им в дорогу корм и питье, с Терка отпустили в Кабарду майя ж в 22 день. А ис Терского, государь, города с Алегукою-мурзою поехал Муцал-мурза Черкаской с уздени своими, а мы, холопи твои, послали с ним, Муцалом, в провожатых твоих государевых терских служилых людей новокрещенов и стрельцов и окочан и юртовских татар, а велели им Алегук-мурзу с Муцалом-. мурзою проводить до которых мест пригож.
И с Алегукою, государь, мурзою писали мы, холопи твои, в Малой Нагай к Салтану да к Наврузу мурзам, х княж Касаевым детем Исламова з братьею, что наперед сего посылали мы к ним с Терка и писали многижда, чтоб они ехали к твоей государской милости в Терской город и тебе б, государю, правду свою дали, на куране шерть учинили и аманата б с собою на Иги Темир-мурзино место привезли доброго, сына своего прямово. И они, Салтан и Навруз мурзы з братьею, сами на Терек но бывали и аманата не присылывали. А кабардинской Алегук-мурза Шагануков ныне у твоей государские милости в Терском городе был и в винах своих добил челом и тебе, великому государю, правду свою дал, на куране шерть учинил за себя и за братью свою и за все свое владенье на том, что им быть у тебя, государя, в вечном, неотступном холопстве, и в аманаты ему прислать на Терек на перемену прежнему своему аманату сына же своего прямово, и пожалован Алегук-мурза твоим государевым жалованьем большим свыше иных кумыцких и кабардинских мурз и отпущен с Терка в Кабарду в кабаки свои попрежнему безо всякого задержанья. И что им, Салтану и Наврузу мурзам, учнет говорить о твоем государеве деле, и они б ему верили и по твоему государеву указу однолично с аманатом ехали к твоей государской милости на Терек из них кто ни есть сам без опасенья. А мы, холопи твои, тое их правду отпишем к тебе, государю, и пожаловав твоим государевым жалованьем но тому же отпустим в их улусы попрежнему ж без задержанья.
А другой, государь, лист писали мы, холопи твои, в Малой ж Нагай Ураковы половины к мурзам, которые во единачестве с кабардинскими с Алегукою да с Ходождукою мурзами, к Алей-мурзе Хорошаеву, да к Дувай-мурзе Калмурзину з братьею, да к Асланбек да к Такбулде да х Кобек да к Урак мурзам Каспулатовым, за которых тебе, великому государю, душу свою и правду дал кабардинской Алегук-мурза Шагануков на Терке перед нами, холопи твоими, на куране шерть учинил, чтобы они, мурзы Малово Нагаю, потому ж были под твоею государскою высокою рукою в холопстве попрежнему, и договорясь с Алегукою-мурзою, привезли б с собою аманата доброво, детей своих от прямых жон. А с тем бы аманатом для шерти приехали б они на Терек /л. 334/ к твоей государской милости которой ни есть сами, и правду свою тебе, великому государю, дали перед нами, холопи твои, по тому ж на куране шерть учинили. А в Терском, государь, городе им никакова задержанья, кроме твоего государева жалованья, не будет. Во всем бы они в том положились на Алегуку-мурзу Шаганукова и шли бы с улусы своими кочевать с ним, Алегукою, на прежние свои кочевные места, не опасаясь и не блюдясь ничево. А ты, великий государь, за их исправленье прежние их вины все велишь покрыть своею государскою милостью и велишь их, нагайских мурз, держать в своем царском милостивом жалованье и в призренье и от недругов их во оборони и в защищенье. А о всем, [235] государь, подлинно приказали тех нагайских мурз наговаривать и твоим государевым жалованьем обнадеживать кабардинскому Алегуке-мурзе Шаганукову.
И июня, государь, в 10 день приехал в Терской город Муцал-мурза Черкаской с уздени своими и терские служилые люди, которых мы, холопи твои, посылали с ним в провожатых, и приехав нам, холопем твоим, Муцал-мурза Черкаской сказал, что он с; твоими государевыми служилыми людьми и с уздени своими кабардинского Алегуку-мурзу Шаганукова со всеми ево людьми проводил до урочища до реки до Коры здорово.
И вперед, государь, как кабардинские Алегук и Ходождук мурзы з братьею с кабаками своими и Малово Нагаю мурзы с улусы своими перейдут кочевать ближе к Терскому городу на прежние свои кочевные места, где жили наперед сего, и Ходождук-мурза Казыев и мурзы Малово Нагаю с аманатами своими к твоей государской милости на Терек приедут, и ково имяны и которых мурз детей в аманаты мы, холопи твои, возьмем, и как Будачееву жену и дети и кабаки их Алегука-мурза з братьею от себя отпустят, и мы, холопи твои, по твоему государеву указу велим устроить на реке на Сунше, где им кочевать указал ты, великий государь, и что, государь, вперед учнет с ними деятца, и мы, холопи твои, о том о всем к тебе, государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии, отпишем.
Ф. Кабардинские дела, 1643 г., д. № 1, л. 318-334. Подлинник.

Комментарии
326. Грамота приказа Сыскных дел не публикуется (ф. Кабардинские дела, 1641 г.,. д. № 2, л. 537-581).
327. Отписка терских воевод в Посольский приказ не публикуется (ф. Кабардинские дела, 1643 г., д. № 1, л. 28-30).

328. Алталычество — обычай воспитания детей феодалов в семьях, стоящих ниже на социальной лестнице (например княжеских детей в семьях узденей). Алталык — дядька, воспитатель.

Комментариев нет:

Отправка комментария